Point.md logo
Новости
7 Декабря 2020, 16:12
678821861

Платон дал показания в деле против Мораря, от которого требует 300 млн долларов

7 Дек 2020
6721861
Платон дал показания в деле против Мораря, от которого требует 300 млн долларов. Коллаж: Point.md
Платон дал показания в деле против Мораря, от которого требует 300 млн долларов. Коллаж: Point.md

Бизнесмен Вячеслав Платон впервые был заслушан в качестве потерпевшей стороны в открытом судебном процессе против бывшего главы Антикоррупционной прокуратуры Виорела Мораря.

Платон обвиняет Мораря, что тот «действовал в мафиозном стиле в интересах преступной группировки во главе с Владимиром Плахотнюком», и требует 300 миллионов долларов материальной компенсации, сообщает unimedia.info

Вячеслав Платон дал показания, не прибегая к услугам адвоката, но отметил, что обратится к нему в продолжении данного судебного процесса.

«В 2016 году я подвергся агрессивному преследованию со стороны преступной организации, возглавляемой Плахотнюком. Все без исключения руководящие органы Молдовы были захвачены путем введения в их руководство лиц, лояльных Плахотнюку. Исключений из этого правила не было. Сюда входят Генеральная прокуратура, Антикоррупционная прокуратура и Прокуратура по борьбе с оргпреступностью.

Все руководство прокуратуры, в том числе и обвиняемый, входили в преступную группу Плахотнюка и подчинялись ему. Этот захват института уголовного преследования также отражен в Резолюции парламента о захваченном государстве.

В июле 2017 года против меня было возбуждено уголовное дело по сфальсифицированным материалам и ложным заявлениям. Мотивом возбуждения этого дела было то, чтобы меня заключили в тюрьму № 13, а группа Плахотнюка лишила меня и моих коллег имущества. Все было спланировано и хорошо организовано, с распределением ролей между всеми участниками. Даже охранники колонии № 13 были отобраны специально. Например, обыск моей камеры проводился исключительно под наблюдением Виорела Мораря и его подчиненного Сергея Морару. Таких ситуаций раньше не было, что говорит о повышенном интересе к моей судьбе. С первого дня заключения меня начали лишать моего имущества, а также имущество отбирали и у моих деловых партнеров.

Я пытался защитить себя юридически и отправил письмо в Румынию с описанием преступных действий этой организации. Поскольку у Плахотнюка там нет никакого влияния, моя просьба вызвала его возмущение и недовольство. Мы также подготовили серию запросов в местные и международные органы, призванные защитить акции Moldova Agroindbank, Moldindconbank, Asito, Moldasig. Я привлек внимание гражданского общества и дипломатических миссий. Это вызвало еще большее недовольство Плахотнюка, и он приказал возбудить на мое имя еще одно уголовное дело, в котором я обвинялся в ложном доносе на основании моего обращения в румынские органы. Меня даже не допрашивали по этому делу. Плахотнюк дал четкий сигнал о том, что любая попытка защитить себя будет жестко преследоваться, в том числе в виде уголовных дел.

Г-н Игорь Пынтя, начальник пенитенциарного учреждения № 13, в присутствии трех сотрудников из отряда Pantera представил мне копию постановления о возбуждении уголовного дела по моей жалобе в Румынию и объяснил, что я получу еще 7 лет, и так будет с каждой жалобой, которую я пытаюсь подать. Я понимал, что любая попытка защитить себя не только увеличит количество дел и обвинительных приговоров против меня, но и поставит под угрозу моих партнеров и адвокатов: Анна Урсаке подверглась преследованию, была вынуждена покинуть страну, дело было закрыто. Крецу был приговорен к 7 годам тюремного заключения, позже приговор был отменен. У юриста Руденко было 4 дела, которые позже были прекращены. Г-жа Лянкин была избита в колонии сотрудниками Pantera.

После этого у Плахотнюка были развязаны руки. Могу сделать вывод, что угрозы и вымогательство при возбуждении этого дела были реальными действиями, причинившими мне моральный и материальный ущерб. Я боялся за себя и своих адвокатов, которым постоянно угрожали.

В результате группировка Плахотнюка украла 330 миллионов леев у Asito, Alliance Insurance Group была ликвидирована, 248 миллионов леев были похищены у Moldasig. Были проданы акции Moldindconbank за 64 млн леев, пакет акций Agroindbank - за 15 млн леев при реальной стоимости 150 млн леев. Около 50% финансовой системы было продано за 145 миллионов долларов. Эти финансовые средства были украдены у меня по поддельному делу. Ни я, ни мои партнеры денег не получали, потому что все ушло в пользу Плахотнюка. Поскольку моя жизнь и жизни моих адвокатов находились в опасности, я прекратил все разбирательства, возбужденные в арбитражных судах, и не завершил защиту.

Но теперь ясно, что ни Морарь, ни Плахотнюк в итоге не смогут выполнить свои угрозы, и я решил защищать свои права в суде.

Обращаю внимание на то, что действия подсудимого Виорела Мораря были продиктованы интересами преступной организации Плахотнюка, и его действия были строго скоординированы с целью завладеть моим имуществом и активами моих партнеров.

Ущерб, который я понес, оценили в 300 миллионов долларов, потому что в эту сумму входит также ущерб, нанесенный моим партнерам, которые доверили мне защищать их интересы.

Что касается морального вреда, то я оцениваю его в 21 миллион леев, так как в течение 4 лет я был лишен свободы, и в любом случае мои убытки не будут покрыты.

Я потерял все, что построил за 20 лет, и трудно представить себе состояние беспомощности и отчаяния, в котором я был, когда пытался защитить себя и своих близких. Когда ты ограничен в правах, когда тебе ясно говорят, что за любое письмо ты получишь 7 дополнительных лет тюрьмы. Кроме того, Пынтя запретил мне получать посылки, и у меня начали крошиться зубы от еды в исправительном учреждении. Это было ужасное время, и я надеюсь, что суд учтет все эти обстоятельства. Этот эпизод нельзя рассматривать отдельно от других действий, предпринятых организацией Плахотнюка.

Морарь выступал в качестве основного элемента преступной организации Плахотнюка, выполняя важную функцию, связанную с устранением политических и экономических конкурентов. Виорел Морарь отвечал за силовой компонент преступной организации - запугивание, преследование, а при необходимости и ликвидацию конкурента за любое выраженное несогласие», - сказал Платон на сегодняшнем судебном заседании.

Платон также ответил на вопросы прокуратуры, заявив, что до обысков в его камере он никогда не видел и не знал Виорела Мораря.

Обыск проводился в октябре 2016 года в камере № 123.

"Действия Виорела Мораря были незаконными, мне был причинен ущерб в размере 300 миллионов долларов США и моральный ущерб в размере 1 миллиона леев", - пояснил Платон.

По словам генерального прокурора Александра Стояногло, Виорел Морарь сыграл решающую роль в вынесении приговора Вячеславу Платону. Все началось в конце декабря 2016 года, когда бывший руководитель Антикоррупционной прокуратуры лично получил от Владимира Плахотнюка жалобу, в которой лидер ДПМ просил привлечь Вячеслава Платона к уголовной ответственности за клеветнический донос.