point news
Новости
  • 0
  • 0
  • 5824

В Приднестровье почти все улицы сохранили свои прежние названия

В бывшем Советском Союзе названия не отличались разнообразием: в каком городе не было проспекта Ленина, бульвара Гагарина, переулка Павлика Морозова...

Но в последние двадцать лет на всем постсоветском пространстве  произошла  настоящая революция: улицам стали возвращать их прежние  имена (например, в Одессе) или давать  абсолютно новые  (в Кишиневе). Теперь  на фоне всеобщих преобразований приднестровские топонимические штампы превратились в раритеты и ностальгически ласкают слух.

В Тирасполе есть своя «Немецкая слобода»

Между тем и Приднестровье не  миновала страсть к перемене названий.

―  Я бы удивилась, не услышав в год 5-6 предложений переименовать ту или иную улицу, ―  призналась директор Тираспольского объединенного музея Алла Антоновна Мельничук.
 
Искушение все категорически изменить возникает как раз у ярых противников Октябрьской революции.  Так, в 2009 году на пресс-конференции Великой княгини Марии Владимировны Романовой во время ее визита в Приднестровье преподаватель истории из Бендер посетовал на то, что местные  улицы еще носят имена революционеров, например  Якова Свердлова. На что высокая гостья мудро заметила, что в истории есть светлые и темные пятна, от которых никуда не деться.

Самое интересное, что накануне эту тираспольскую магистраль действительно собирались переименовать. По этому поводу в городе возникла настоящая дискуссия, правда, она не касалась личности знаменитого большевика.

― Хотели  назвать ее улицей Защитников Приднестровья, потому что здесь как раз выстроили дом для участников событий 1992 года, ― вспоминает Алла Антоновна. ― Тогда, в  2008-м, вопрос обсуждался очень серьезно, даже была создана специальная комиссия. На одно из ее  заседаний пригласили и меня. Рядом сидела женщина из жилищного сектора. В ее бумагах я случайно увидела: на улице Свердлова  1418 частных и 40 юридических адресов. Значит, предстоит огромная работа: зданиям придется менять инвентарные номера, перепрописывать и перерегистрировать людей и фирмы. А это время, силы, нервы и, главное, немалые деньги. Учли и то, что на улице Свердлова  живет много пожилых тираспольчан. Словом, решили здесь оставить все как есть, а для переименования поискать другую территорию.

Географические названия ― это вообще особый мир

― Один из посетителей  музея как-то пошутил: в Тирасполе  есть своя  «Немецкая слобода», как при Петре I, ― заметила Алла Антоновна Мельничук. – И в самом деле, по соседству располагаются  улицы  Карла Маркса, Карла Либкнехта, Клары Цеткин, Розы Люксембург и переулок Фридриха Энгельса. Курьез,  да и только. Не все поколения тираспольчан сейчас доподлинно  знают, кем были эти люди, и горожане по-своему приспосабливаются к ситуации. Самую длинную нашу  улицу Карла Либкнехта (прежде Ремесленную) в народе называют  улицей Карла Люкова: уж слишком много на ней водопроводных и канализационных люков.

Как-то в одной из приднестровских передач прозвучало предложение указывать на табличках сразу и новое и прежнее название каждой улицы. Между тем переименовывать их начали давно, еще до революции, рассказала Алла Антоновна. Скажем,  главная тираспольская улица  25 Октября, на которой и расположен музей,  больше века именовалась Почтовой, потому что была частью почтового тракта третьей категории, ведущего в направлении Одессы. Потом превратилась в Покровскую и  тоже оправданно: на ней выстроили  храм Покрова Пресвятой Богородицы (сейчас на этом месте городской дворец культуры). Название «25 Октября» улица  получила в 1921 году, когда закончилась Гражданская война.

― Не все горожане четко осознают, что 25 октября ― это 7 ноября, только  по старому стилю. Как-то в музей пришло письмо, на конверте которого  отправитель указал  улицу 25-летия Октября, ―  пояснила директор музея. ―  А по соседству с нами  находится площадь Суворова. Но сначала она звалась площадью Сталинской, потом Советской Конституции. Улица Ленина когда-то  была Фонарной, а в 1867-м превратилась в Вокзальную. И что же, указывать сразу все названия на табличке? А ведь  иногда  старое имя не назовешь благозвучным: улица 1905 года была Кладбищенской. А как бы вам понравилось жить в Больничном или Казарменном переулке?

Улица Панина, бывшая Энгельса

Все знают: уникальный  мемориальный Военно-исторический комплекс «прописан» в Бендерах по улице Зои Космодемьянской. Его часто посещают туристы.  Это старинное военное российское кладбище, которое восстановило  МВД Приднестровья. А если вернуть ему старый адрес?

― Эта  улица называлась Кладбищенской, был здесь  и Кладбищенский переулок. И лишь в  сентябре 1959 года по решению Бендерского горисполкома они  получили имя Зои Космодемьянской, ― рассказал краевед Евгений Александрович Лобанов.

Что еще изменилось на карте города? В 1982-м улица Вокзальная была переименована в честь Героя Советского Союза академика Евгения Федорова, родившегося в Бендерах. А к 600-летию Бендер, в 2008 году, часть улицы Энгельса получила имя генерала-аншефа Петра Панина, взявшего Бендерскую крепость в 1770 году. И сама крепость, и памятник полководцу как раз  на ней и расположены. А еще, и это немаловажное обстоятельство, на улице Панина расположено  немного домов и предприятий: процедуру «перезагрузки»  провели с минимальными затратами.

…Война с прошлым никого до добра не доводила. На том самом Военно-историческом кладбище одинаковые памятные плиты предназначены для всех участников былых событий: от шведов, пришедших сюда еще с Карлом XII, до румынских солдат, похороненных в Бендерах в 1944-м. В Приднестровье не только не была переименована ни одна улица Ленина, напротив, в Бендерах даже спасли памятник вождю мирового пролетариата. Работники городского стройтреста отреставрировали и установили на территории предприятия чугунное изображение Владимира Ульянова, стоявшее когда-то в Бендерской крепости.

Фальсификация истории на постсоветском пространстве приняла характер эпидемии. Между тем еще Гитлер говорил о том, что людьми, которые не помнят своего прошлого, легче управлять.

На фоне всеобщих преобразований приднестровские топонимические штампы превратились в раритеты и ностальгически ласкают слух.

Наталия Барбиер