point news
Новости
  • 13
  • 5
  • 2088

Пойсик: Для международных судов частная собственность – «священная корова»

Пойсик: Для международных судов собственность – «священная корова».
Пойсик: Для международных судов собственность – «священная корова».

Споры вокруг сдачи Кишиневского аэропорта не утихают. Тем более, что власть заявила о том, что он будет возвращен в лоно государства.

Но как это реально можно сделать? И как скоро можно ожидать желаемых перемен? Тем более, по мнению экспертов, уже давно истек срок исковой давности – три года. Ситуацию прокомментировал Михаил Пойсик, доктор экономики, передает enews.md

"Остается лишь только догадываться о размерах «отката» подписантам этого контракта за передачу подобного курятника с золотыми яйцами.

И вот, после того как над Иланом Шором сгустились общеизвестные тучи и нависла реальная угроза потерять всё, 19 августа компания Avia Invest в авральном порядке подписывает соглашение о переходе права управления объектом к NR Investments, эксклюзивным бенефициаром которой является Нат Ротшильд.

При этом ввиду авральности данной сделки, наверняка, стоимость её была сброшена до предела.

В свою очередь, перспектива предстоящих разбирательств с кучей нелицеприятных подробностей этого токсичного приобретения клану Ротшильдов более, чем очевидно, была не нужна – деньги любят тишину…

И здесь, можно не сомневаться, он, оставив за собой увесистый дисконт, перепродает этот пакет бывшему топ-менеджеру компании «Газпром» Андрею Гончаренко. О чём и уведомляет всех 23 декабря.

Таким образом,  Андрей Гончаренко становится добросовестным приобретателем и судиться с ним весьма проблематичное дело. Для международных судов частная  собственность – «священная корова»", - отметил Пойсик.

- А что тогда реально остаётся действующей власти?

"Необходимо привлечь к адекватной ответственности тех, кто готовил и подписывал концессионный договор. Но уже давно истек срок исковой давности – три года.

Именно поэтому все эти баталии и информационный шум вокруг них, скорее всего, закончатся, по сути, ничем. В лучшем случае, по  обоюдному согласию сторон они подкорректируют отдельные пункты концессионного договора," - заявил Михаил Пойсик.