point news
Новости
  • 0
  • 0
  • 3334

Владимир Курбет: «Танец молдаван отличается не трюком, а огромной энергией»

Бессменный руководитель Национального академического ансамбля народного танца «Жок» Владимир Курбет.
Бессменный руководитель Национального академического ансамбля народного танца «Жок» Владимир Курбет.

В преддверии Нового года в Национальном дворце состоялся аншлаговый концерт, посвященный 55-летию творческой деятельности народного артиста СССР и РМ, бессменного руководителя Национального академического ансамбля народного танца «Жок» Владимира Курбета.

– Владимир Козьмович, когда-то бешеным успехом пользовались оригинальные и забавные жоковские сюжетные миниатюры вроде «По дороге в Кишинев». Но на юбилейном концерте был показан только один номер подобного плана – со свадьбой. Будут ли восстановлены другие? И кому принадлежит идея выпускать артистов на сцену стремительными, динамичными блоками по три композиции?

– В отношении блоков – это давнишняя моя идея: три танца в течение 15-18 минут. Более длительный танец уже труден для восприятия, а я всегда думаю о публике. У нас когда-то было много сюжетных танцев. Но сегодня публика – другая. Подобный номер длится 10-15 минут, зрители устают. Современные зрители требуют скорости, темпа, чтобы все вертелось быстрее и быстрее.

– Кто помог организовать концерт?

– Администрация Национального дворца. Мы не ходили по спонсорам, а сделали акцент на кассу. Потому что знали: публика придет. У нас три программы, которые мы можем менять. Раньше их было пять, но сейчас мы набрали молодых, и надо дать им время освоиться. Ребята очень хорошо работают, чувствуют и любят искусство. А без любви ничего не получилось бы.

– Куда путь держите в ближайшее время?

– В прошлом году давали концерты в запрутской Молдове, в Москве, на Кавказе. В сентябре у нас были два концерта в Москве. Скоро будут месячные гастроли в Киеве и других больших городах Украины.

И украинцы, и русские очень любят наш коллектив. Зал всегда полный, и никогда еще не было, чтобы кто-то ушел с концерта. За все 55 лет, которые я руковожу «Жоком», я постоянно заботился о том, чтобы публика наполнилась радостью и забыла о своих повседневных трудностях. Поэтому приглашал балетмейстеров из России и Украины, из Венгрии, из Польши. Я люблю и русских, и украинцев, и своих молдаван, и всех людей.

Самое главное – чтобы наши власти смогли сплотить и объединить народ.

– В 1957 году вас, молодого тогда руководителя ансамбля и оркестра из села Карагаш, впервые заметили и оценили в Москве, на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов. А как вы попали в «Жок»?

– Мое родное село Суслены было районным центром в Оргеевском уезде. Музыке меня обучал мой школьный преподаватель. Потом я окончил училище. Помню, министр культуры Артем Лазарев послал меня на работу в Слободзею. Я согласился. Работал в селе в молдавской школе. Купил новые инструменты, подготовил танцевальную группу и хор, сам танцевал. Председатель колхоза очень нас поддерживал, построил нам новый клуб.

В Карагаше я пробыл 3,5 года. Мы взяли первое место по району, по республике, на всесоюзном конкурсе, и меня забрали в Кишинев. В 1946 году направили в Москву – в музучилище им. Крупской.

После войны стал замечать, что половина моих подопечных в сельском ансамбле приходят на репетиции пьяные. Тогдашний министр культуры был зятем Хрущева. Он в моем понимании был деловым человеком. Сказал: «Давайте так. Тех, кто пьют, мы освободим. Оставим только хороших». И решено было создать национальный коллектив. Ведь до 1945 года в Молдавии не было профессионального танцевального коллектива под опекой государства.

Приехали ребята со всей республики. Я отобрал самых фактурных, рослых, с красивыми лицами и ногами. Еще тогда понял: когда попадаешь на большую сцену, а зрители сидят далеко, маленькие артисты кажутся еще меньше. Этому принципу не изменил до сего дня. Ну а через некоторое время меня пригласили руководить «Жоком». Нас любили все. За 55 лет я сделал восемь программ.

– А правда, что в детстве вы играли на свадьбах на трубе?

– На трубе меня научил играть мой отчим Козьма Курбет. Я дул в нее с пяти лет, позже ездил с оркестром. Очень полюбил обычай, когда люди собираются из разных сел и устраивают праздники. Место гуляний называлось «жоком». Поэтому и первый молдавский ансамбль народных танцев, не имевший тогда названия, я решил назвать «Жоком». Он был создан в 1945 году талантливым Николаем Болотовым. С 1958-го ансамблем руковожу я.

Самое большое впечатление я получил в Москве, когда увидел коллективы со всех союзных республик. Это было потрясающе! И я сказал своему отчиму, что буду любить танцы и заниматься ими всю жизнь.

В «Жоке» меня интересовали не те, кто еле-еле ходит, а кто делает и прыжки, и фигуры. Когда человек горячий, он и выкрикивает, и полностью отдается своему делу, живет им. Я учился у народа, объездив с этой целью всю республику. В каждом селе старался перенять все самое красивое, яркое, подлинное. И до сих пор иду таким путем.

– Насколько полезной для вас была дружба с видным хореографом Игорем Моисеевым?

– Легендарного Моисеева я бы назвал вторым своим отцом. Сколько я работаю и сколько он жил – всегда поддерживал меня и всю молдавскую танцевальную культуру. Мог сказать: вот здесь хорошо, а тут чего-то не хватает или, наоборот, есть длинноты. Я был очень благодарен ему.

Однажды в Москве в течение 10 дней были репетиции перед смотром лучших хореографических сил СССР. Так вот, «Жоку» дали шесть минут для танцев, а всем остальным – по 1,5-2 минуты. Поднялся шум: за что молдавскому ансамблю такая честь? Моисеев ответил: «Когда у вас получится лучше, чем у этого коллектива, вам дадут больше минут. А пока пусть будет так».

Иосиф Туманов, режиссер этого концерта, поставивший нас сперва в первое отделение, в конце концов перевел в финал второго. Он объяснил, что «после вас все померкнут».

– Сколько государств объездил «Жок»? Не хотелось ли вам остаться в какой-нибудь сытой стране?

– Ансамбль танцевал в 65 странах: Европе, Латинской Америке, Китае, Индии. И везде нас ждал огромный успех. В одну только Латинскую Америку совершили пять турне. Мне предлагали там остаться. Одну молодую девушку я даже полюбил. Мне предложили целый дом, если женюсь на ней. Но я подумал, что на родине у меня живут старики – отец и мать, которые меня усыновили. А меня больше не пустят обратно.

Когда через 1,5 года опять поехали в Южную Америку, я вновь встретился с той девушкой, и она плакала, прося меня остаться с ней. Но я понял, что это дело не годится. Сколько мы гастролировали по миру – ни один артист не попросил где-либо убежища.

У нас бывали по 15-20 представлений в год в знаменитом Концертом зале им. Чайковского. И в Кремлевском дворце съездов на 2800 мест танцевали. Как-то на Южный Сахалин от Москвы ехали на поезде 22 дня. Гастроли продолжались пять месяцев. Я был молодой, холостой, путешествие легко выдержал.

Когда через пару лет снова назначили отправиться туда, я попробовал отказаться. Но мне сказали: «Езжайте, а потом будет Франция». Директор Москонцерта предупредил: «Если вы откажетесь ехать на Дальний Восток, вас могут потом не пустить на Запад». И я согласился.

Тамошний первый секретарь обкома нас страшно полюбил. Он предложил нам поехать на речку, где шел нерест. Красной икры в воде было выше колен, мы черпали ее котелками. Солишь, и через два часа можно ложками есть. Очень хорошо нас тогда приняли, никогда не забуду.

– Сколько человек в ансамбле было раньше, сколько теперь?

– Когда я пришел, было 12 пар. В пик популярности – 95 женщин и 94 мужчины. А сейчас – 24 пары.

– Устраивает ли вас зарплата артистов «Жока»?

– Раньше каждый год она немного росла. Но уже второй год снижается. Не только у нас – у всех работников культуры. Прежде получали по 3 тысячи, то сейчас по 2 с копейками.

Вот будут гастроли по Украине, и мы дадим ребятам по 30 евро суточных, так как берем 5-6 тыс. евро за концерт. Из этих денег уделяем понемногу тем, кто на гастроли не ездит. Уже 2 года мы не получаем финансирование, чтобы заказать новые костюмы, обувь и пр.