Point.md logo
Новости
21 Февраля 2007, 18:20
00523

Евгений Дога: «В дешевый шоу-бизнес не играю»

21 Фев 2007
0523

В метафизическом царстве звуков у человечества есть свои влиятельные родственники - композиторы. Молдова подарила миру одного из них - творца хрустальной музыки Евгения ДОГУ. Первого марта, в праздник «Мэрцишора», ему исполнится 70 лет. Отрадно, что на высоком госуровне было принято решение объявить в республике 2007-й годом Доги (с приуроченным к нему списком концертов, презентаций и т.д.). Анонимный Тютькин - Евгений Дмитриевич, у вас море музыки, однако мировую известность вам принес вальс из ...

В метафизическом царстве звуков у человечества есть свои влиятельные родственники - композиторы. Молдова подарила миру одного из них - творца хрустальной музыки Евгения ДОГУ. Первого марта, в праздник «Мэрцишора», ему исполнится 70 лет.

Отрадно, что на высоком госуровне было принято решение объявить в республике 2007-й годом Доги (с приуроченным к нему списком концертов, презентаций и т.д.).

Анонимный Тютькин

- Евгений Дмитриевич, у вас море музыки, однако мировую известность вам принес вальс из «Моего ласкового и нежного зверя». Президент США назвал его «вальсом века», танцуя под который несколько фигуристов стали чемпионами мира и Европы.

- Да на здоровье. Это радует и огорчает, потому что у меня есть масса других произведений, куда лучше. Хачатурян тоже обижался, что всюду знают только «Танец с саблями», Огинский - одноименный полонез, а Мендельсон - «Свадебный марш» из «Сна в летнюю ночь».

- Как технически получить разрешение на исполнение ваших песен, романсов? Ведь сейчас все строго коммерциализировано.

- В самом деле, не пойдешь ведь в магазин без денег. А музыка куда дороже. Обогрев тела одеждой должен быть за деньги, а согревание души - за так? Искусство превратили в утилитарную вещь, о которую вытирают ноги. По радио и ТВ звучит музыка, причем анонимно. Раньше хоть называли: авторы - Тютькин и Пупкин, хоть какая-то пропагада сочинителей велась. В СССР была отлажена механика сбора исполнительских процентов. Да и вообще крепкий базис был, следовало лишь надстройку заменить.

В Кишиневе есть два агентства, следящих за правами авторов, но они все равно мало соблюдаются. В одном работает Анатолий Кирияк, через парламент и суд убедивший Телерадио платить, поэтому там и избегают передавать мою музыку. Какого старательного шофера ни посади на дряхлый драндулет, езды не будет. В Кишиневе Кирияк старается, а в Кагуле все в загуле. Главным сыщиком должно быть государство.

- Ну хоть что-то капает?

- Что-то - да. В России кто хочет - платит, не хочет - не платит, и ему за это ничего. Между тем в неделю 2-4 фильма с моей музыкой идут по одному из телеканалов. Мне объясняют: «Какой-нибудь скандальный Иванов, собака, придет, пошумит, ему заплатят, Сидоров же промолчит - и обойдется». А у меня нет спецагента, который следил бы за этим.

- Песню вам можно заказать?

- По команде не пишу. Вроде работаю по заказам, но сочиняю не то, что хотят исполнители. Они жаждут бешеного успеха, телепоказов. Но я в дешевый шоу-бизнес не играю.

- Как вы думаете, почему сейчас поп-звезды массированно кинулись на старые песни?

- За последние 15 лет рубильником перекрыто искусство двух поколений советской песни. Была «выключена» даже такая классическая фигура, как Александра Пахмутова. Поэтому выползла вся эта шобла. В ней - ноль нравственности, зато огромнейшие доходы. Ею взращено поколение безбашенных. В Гатчине на кинофестивале (я был в жюри) 12-летний пацан зашел в кинотеатр и воскликнул: «О, какой огромный телевизор!» То есть до сих пор не видел экрана. Я своему внуку Доминику стараюсь дозировать телеинформацию.

- Кто сейчас только ни носится с национальными и патриотическими идеями. У вас есть своя?

- Песню о том, что «наш адрес - не дом и не улица» я называю гимном бомжей. С чего по-настоящему начинается родина, так это с порога отцовского дома. У него есть ступени не только из косауцкого камня, но и из духовного материала, и насколько выше ты по ним поднимешься, настолько шире откроются горизонты. И подъем этот бесконечен. Увы, для многих он ограничивается первой ступенькой - пожрать маминой стряпни.

В России сейчас модно любить родину. Но у иных сложилось мнение, что это тождественно понятию «бить инородцев».

В Молдове пока подобного не наблюдается. Как и «заборомании», когда за оградами не видно вилл. Лично меня не тянет построить здоровенный особняк. Моя вилла, вернее, вилы и лопаты, другого характера - лопачу за фортепьяно. Это занятие для меня несравнимо привлекательнее, чем добровольное заточ