point news
Новости
  • 12
  • 5
  • 4772

Бельцкие доктора: Мы перестали быть врачами, а превратились в статистов и в чьих-то рабов

Двое бельцких семейных врачей хотят открыть индивидуальные кабинеты.
Двое бельцких семейных врачей хотят открыть индивидуальные кабинеты.

В редакцию «СП» обратились два врача Центра семейных врачей (ЦСВ) Бельц Светлана Герелюк и Лилиан Мындыкану. Они рассказали о том, что решили создать индивидуальный кабинет, который будет работать в помещении ЦСВ.

Однако они считают, что администрация центра оказывает прессинг на них, чтобы не допустить их ухода в частную практику. Руководство медицинского учреждения все обвинения в давлении отвергает, передает esp.md

«Не будет бюрократии, с пациентами будет работать проще»

Лилиан Мындыкану: «Мы сможем направлять больного на необходимые обследования в срочном порядке, а не ждать неделями, потому что будем работать по прямым договорам».

Лилиан Мындыкану рассказал «СП», что в июле прошлого года парламент внёс изменения в несколько законов, по которым семейные врачи получают право открывать индивидуальные кабинеты. В октябре правительство утвердило новые правила оказания первичной медпомощи в стране, включая индивидуальную практику семейных врачей.

На основании этих документов можно открыть индивидуальный кабинет по месту работы — в Центре семейных врачей. Государство гарантирует врачам бесплатную аренду и возможность работать по контракту не только с пациентами, но и с Национальной компанией медицинского страхования, администрацией центра, узкими специалистами, лабораторией и др. Полис, как и в случае государственного врача, будет покрывать стоимость обслуживания пациента в индивидуальном кабинете.

— Я прошёл конкурс и 21 декабря 2018 года получил сертификат, на основании которого я имею право на открытие индивидуального кабинета. 29 января 2019 года это решение подтверждено приказом заместителя министра здравоохранения. Индивидуальный кабинет зарегистрирован Агентством государственных услуг. Разработан регламент работы кабинета, составлен бизнес-план. Но мы не можем решить проблему с бесплатной арендой кабинета, которая также гарантирована законом. Наш адвокат побывал в примарии по этому поводу, но с первого посещения вопрос не решился. На вторую встречу не смогла прийти наш адвокат. Без этого мы не можем двигаться дальше, — рассказывает Лилиан Мындыкану.

Он уверен, что индивидуальный кабинет себя оправдает и лечиться в нём будет гораздо удобнее, чем при нынешней системе оказания медицинской помощи.

— Не будет такой бюрократии. Мы сможем быстрее решать проблемы больного, направлять его на необходимые обследования в срочном порядке, а не ждать неделями, потому что будем работать по прямым договорам. Я принимаю в день 20-30 пациентов.У меня есть один талон на анализы и один-два — на УЗИ (семейные врачи получают определённое количество талонов на обследования в месяц. — "СП"). Я перед пациентом в неловком положении. Пациент говорит: «Мне нужно сейчас, срочно». А я не могу. Так не должно быть! — добавляет семейный врач.

По мнению Лилиана Мындыкану, после того он принял решение об открытии индивидуального кабинета, на него началось давление со стороны администрации Центра семейных врачей.

В качестве примера он приводит такой случай. В декабре прошлого года в субботу он пришёл на работу, чтобы поработать с бумагами. Обычно с такой работой в выходные проблем не возникало. Но на этот раз его задержало охранное предприятие, которое обслуживает ЦСВ. Пришлось давать объяснения.

Индивидуальный кабинет Лилиан Мындыкану открывает вместе со своей коллегой, Светланой Герелюк.

— Мы хорошая маленькая команда и хотим работать самостоятельно на своём месте. Люди привыкли приходить в Центр семейных врачей. Много пенсионеров. Им удобнее приходить в привычное место. И нам удобнее принимать в медицинском учреждении, но поддержки у нас нет. Сами решить этот вопрос мы не можем, — посетовал Лилиан Мындыкану.

«Мы всего лишь хотим нормально работать»

Светлана Герелюк: «Мы перестали быть врачами, а превратились в статистов, диспетчеров, чьих-то рабов».

Светлана Герелюк также считает, что администрация не заинтересована в создании индивидуального кабинета и делает всё возможное, чтобы этого не произошло. Ей тоже не нравится ситуация, которая сложилась сегодня в медицине.

— Для того, чтобы больной получил справку или заключение, он должен сначала идти за бланком к заведующей отделением, сидеть там в очереди, затем вернуться ко мне и тоже ждать, потому что на приёме уже есть человек. Потом я заполняю бланк, и он снова идёт к заведующей. Там снова ждёт, чтобы поставить печать. Чтобы получить справку, нужно потратить полдня. Мы перестали быть врачами, а превратились в статистов, диспетчеров, чьих-то рабов.

Мы всего лишь хотим нормально работать, сами заключать договоры с лабораторией, специалистами, вовремя иметь результаты анализов и обследований, а не через месяц или два. Всё это пойдёт на пользу прежде всего пациенту, — уверена семейный врач.

Светлана Герелюк считает, что после решения об открытии индивидуального кабинета она попала под давление администрации ЦСВ.

— На меня писали жалобы под диктовку, а сейчас организовали проверку моей работы. Возникает вопрос, почему этот внутренний аудит возник сейчас, а не 2-3года назад?

Делается всё для того, чтобы я уволилась и не смогла открыть индивидуальный кабинет. Только кто от этого выиграет? В Бельцах сейчас не хватает 16 врачей. Лишатся ещё двух. При этом административный аппарат не уменьшится.

Ещё в январе г-н Батыр (глава Центра семейных врачей Вячеслав Батыр. — «СП») сказал, что мы будем проводить реформы. Все заведующие будут иметь участки и обслуживать пациентов. Решение было правильным, но оно осталось на уровне решения. Реально ничего не поменялось.

У меня нет денег, чтобы купить квартиру и открыть там индивидуальный кабинет. Закон позволяет взять в аренду кабинет, в котором мы работаем. Но пока этот вопрос не решается. Мы не видим никакой заинтересованности администрации, а, наоборот, нам мешают, — подытожила Светлана Гергелюк.

«Мы пошли навстречу»

Людмила Новак: «Это их право открывать индивидуальный кабинет. Но решение об аренде принимаем не мы, а примария».

Людмила Новак, заведующая Центром здоровья № 1, где работают оба медика и который входит в структуру ЦСВ, не согласна с обвинениями семейных врачей. Она считает, что администрация сделала первый шаг и объединила в одном кабинете двух врачей, которые изъявили желание открыть индивидуальный кабинет и работать вместе.

— Мы выделили отдельный кабинет и пошли им навстречу. Там сделан ремонт, есть мебель. Первоначально г-да Мындыкану и Герелюк хотели получить отдельные кабинеты, но у нас нет такой возможности. В центре работают 24 врача, и все сидят по двое в кабинете. Некоторые сидят по одному, но принимают два участка. Если появится новый врач, у него будет рабочее место.

Это их право открывать индивидуальный кабинет. Но решение об аренде принимаем не мы, а примария. Мы пришли в примарию в назначенное время, но их адвокат не пришёл. Если решение будет принято на уровне местной власти, то мы не собираемся ему препятствовать. Они просили также выделить им две койки в дневном стационаре, но у нас их всего 12 на 130 тысяч населения. Мы можем дать только кабинет. Его мы выделили. Со всеми остальными службами они должны заключать контракты сами, — считает Людмила Новак.

Что касается внутреннего аудита работы семейного врача Герелюк, то, по информации Людмилы Новак, он проводится в связи с тем, что семейный врач работает по совместительству на АО «Basarabia Nord» и часы её приёма на предприятии, возможно, совпадают с часами работы в центре. Это противоречит трудовому законодательству.

— Внутренний аудит проводится регулярно и не только в отношении г-жи Герелюк. Часть врачей работают по совместительству на других предприятиях. Мы даём разрешение и согласовываем часы работы.

Работа врачей контролируется постоянно. Проверяется работа с беременными, детьми до года и др. Это входит в функциональные обязанности заведующих, соответствующих служб. Это не должно рассматриваться, как преследование или давление. Это повседневная работа. Внутренний аудит никак не связан с открытием г-жой Герелюк индивидуального кабинета, — сообщила Людмила Новак.

«С открытием индивидуальных кабинетов много неясного»

Вместе с тем заведующая центром поделилась с «СП» своим мнением о решении властей, позволяющим открыть индивидуальные кабинеты.

— Пока в этом вопросе очень много неясного. Сейчас в Центре семейных врачей сосредоточены все необходимые службы. У нас есть ряд специалистов, хорошая лаборатория, дневной стационар, рентген служба, кабинет эндоскопии.

Мы отрегулировали направление больных на обследования. Есть специальные места для срочных больных. На гастроскопию и УЗИ врачи ежемесячно получают талоны. Но если нужно срочное обследование, то заведующие дают специальные талоны. Без медицинской помощи никто не остаётся. Сейчас нет очереди на прохождение анализов.

В центре есть бухгалтерия, юридическая служба и т. д. Как это всё будет происходить в индивидуальном кабинете, пока сказать сложно. Нужно будет заключать очень большое количество контрактов. За каждое медицинское действие придётся платить. Всё это оформлять документально. Централизации уже не будет. Нужно или нанимать специалистов, или выполнять эту работу самостоятельно.

Медицинские услуги стоят дорого. Один приём у узкого специалиста в поликлинике стоит 90 леев. Мы собирались с группой врачей и пытались просчитать, насколько выгодно открытие индивидуального кабинета. Нам показалось, что в данный момент в городе этого делать не стоит. Возможно, они оправдают себя в сёлах. Но это моё мнение врача.

На самом деле хотелось бы увидеть опыт работы таких кабинетов. Насколько мне известно, новое руководство нашего министерства [здравоохранения, труда и социальной защиты] не одобряет эту идею. Но есть решение прошлого правительства, и мы должны его выполнять, — заключила заведующая Центром здоровья № 1.